Рейтинг@Mail.ru
Адрес редакции:
624090 Россия, Верхняя Пышма, Орджоникидзе, 24, вход с ул. Ленина (Успенский проспект)
График работы редакции:
пн-пт: 10:00 - 18:00
сб-вс: выходные дни

Контакты:
8 (343-68) 5-05-05,
8 (343-68) 5-30-10 50505@bk.ru govp@mail.ru

Подписаться на газету
«Час Пик»

ФИО

Телефон

E-mail

Комментарий


 
В ближайшее время мы свяжемся с вами.
«Нашел – не радуйся, потерял – не тужи»09/08/2015

«Родился 20 ноября 34 года. Курганская область, Уксянский район, село Бараба. Окончил 6 классов школы. Училище. Работал на заводе Электротяжмаш с 1951 по 1953 год, до армии. Учился в вечерней школе здесь, в Верхней Пышме. В 1957 году после армии устроился в медеплавильный цех. Мастером у меня был Иван Герасимович Пронин. В это время открывался Опытный завод, и я в октябре этого же года перешел туда в котельную электриком. Отработал электриком 17 лет. Учился в горном институте на вечернем факультете. Специальность горный инженер-электромеханик. В числе продолжателей рода 2 сына и 4 правнука».

 

А я живу!

– Моя жена Тамара Григорьевна воспитывалась в детдоме. Мы с ней поженились в 1957 году. Прожили вместе 31 год. Она окончила медицинский техникум. Работала в детских учреждениях, но зарплата была маленькая. Ее пригласили на Опытный завод в лабораторию, где работа была связана с радиацией. И она заболела. Через десять лет, в 1988 году умерла.

Через какое-то время я женился второй раз. Мы с моей избранницей жили когда-то рядом: я в бараке, а она в доме. Встретились через много лет на юбилее главного врача санэпидстанции. Я ее спросил: «Вы, по-моему, Нина?». Она подтвердила мое предположение. После смерти моей первой жены мы сошлись с Ниной Егоровной. Прожили год. Поехали поздравить ее сына. Вернулись домой, а там Кашпировский по телевизору выступает. Я ее просил не смотреть, но она не послушалась. На другой день ее парализовало. Она почти девять лет лежала. И ее мне пришлось похоронить.

В это время произошли и менее важные неприятности. У меня ограбили квартиру. Угнали машину из гаража. Никто ее не нашел. А я живу! Духом не падаю. Мой принцип: «Нашел – не радуйся, потерял – не тужи».

На столь доверительный уровень наш разговор с Иваном Сергеевичем вышел только ближе к своему окончанию. Так случается, если стараешься выслушать человека и даешь ему возможность высказаться без формальных наводящих вопросов. Впрочем, Иван Сергеевич Никитин не тот человек, которого необходимо подталкивать к разговору. В свои 80 с гаком он уверен в себе, находится в хорошей физической форме. Еще недавно наш герой обливался холодной водой и прогуливался босиком по снегу после пробежки по горе Динамитке.

Во время разговора с Иваном Сергеевичем меня постоянно отвлекал один вопрос. Я не мог понять, в чем причина спокойствия и уверенности моего гостя. Чаще журналисту приходится общаться с теми людьми, которые жалуются на власть, на судьбу, на начальника, на соседа. А тут ровный разговор. Сдержанная констатация негативных фактов. Без злости, без желания кого-то наказать. Даже самые горькие моменты своей жизни он представлял без особого драматизма. Выдавали только глаза. В них отражались все его внутренние эмоции.

Уже после нашего расставания я вдруг понял, что этому человеку просто нечего скрывать. Ему не стыдно за прожитые годы. Его жизнь не принесла огромных материальных дивидендов, зато ему удалось сохранить в чистоте свою совесть. Его не искусил грех корысти и зависти к людям. Он сохранил человечность и жизнелюбие. В наше время это дорогого стоит.

 

О невнимании к старшему поколению

– Верхняя Пышма развивается и хорошеет. Только что отметили с большим размахом 70-летие Победы. Кругом звучали заверения, что никто не забыт и ничто не забыто. А у меня вот сомнения по этому поводу возникают. Я являюсь садоводом. Среди нас много пожилых людей. Чтобы вернуться в город, им необходимо дождаться автобуса на остановке «Звездочка». И вот бабушки, дойдя до остановки, вынуждены рассаживаться на бетонной плите и ждать автобуса. Стоять им трудно. Неужели трудно сделать для них скамейки?

Мимо, особенно в выходные дни, проезжает много иномарок. В некоторых из них ездят наши местные и областные депутаты. Неужели они не видят этого безобразия?

В позапрошлом году мы с Николаем Ивановичем Золотаревым (он старше меня на год, с 1933 года) записались на прием к заместителю главы администрации. Тот ответил, что скамейки должно оборудовать дорожное управление. А я ему говорю, что дорожное управление кто-то должен «пинать». Вряд ли их начальник поедет с осмотром дорог на предмет оборудования остановок скамейками. С правой стороны на «Звездочке» во время ремонта дроги и вовсе снесли остановку. Вопрос: «А кто ее должен восстановить?».

– Вы сейчас затронули очень важный вопрос. Получается, что наша администрация исполняет то, что ей положено по бумагам, но ничего не делает для улучшения жизни людей, там, где формально не несет за это ответственности. У них даже не появляется мысли порешать подобные вопросы с соответствующими организациями.

– Я вчера проезжал мимо «поселка бедняков» в начале села Балтым, там лавочку сделали. На остановочных комплексах тоже есть сиденья. Можно сравнить две остановки возле мечети. На одной, где есть киоск, чистота и порядок. Напротив, грязь, бутылки, мусор. Зато когда в городе ожидаются высокие гости, сразу все приводят в порядок.

– Мы опять возвращаемся к прежнему вопросу. Формально-то есть ответственный за порядок. Условно, дорожная служба должна содержать в чистоте территорию возле дорог на определенное количество метров. Какой выход?

– Мы недавно встречались с депутатом Медведевым. Я ему задал этот вопрос, а он ответил, что есть Опытный завод, пусть он там и убирает. Я ему привел в пример ваш район и напомнил, что, когда Опытный завод был Опытным заводом, тогда поселок содержался в образцовом порядке. Сейчас вообще-то дворники тоже неплохо убирают территорию, но не трогают мусор на остановках. Не думаю, что для решения этого вопроса потребуются большие деньги. Когда проезжаю остановку «Развилки», то вижу, что там мусор собирают в мешки, а после увозят.

Я считаю, что это и есть работа власти – решать подобные вопросы.

– Как раз для этого мы их и наняли.

– Но вы же знаете, что как только чиновники добираются до власти, то сразу же забывают о своих обязанностях.

 

Экономия должна быть экономной

– Давайте перейдем к другому вопросу. Сейчас на всех уровнях говорят об экономии электроэнергии, тепла, воды. И что? У нас на улице Петрова и солнышко светит, и освещение работает на полную мощь. Я спросил Романова (главу ГО Верхняя Пышма) об этом, а он мне ответил, что там автоматика установлена. Так автоматикой люди управляют. Я позвонил в управление ЖКХ и предложил их энергетику просыпаться пораньше и отслеживать время выключения освещения.

Я в 2003 году работал в ДЭЗе. Как раз занимался этими вопросами. Вы знаете, сколько электроэнергии теряется у нас на освещении? Миллионы киловатт часов, и все оплачивается из бюджета. Ну почему так?

– Потому что не свои деньги.

– Но свои-то он считает. На Петрова возле воинской части трубопровод горячего водоснабжения выходит наружу. Трубы голые торчат. В СУГРЭС в баню едешь, то же самое. Спрашиваю Романова, а он говорит, что эти трубы не наши.

– У нас тепло производят итальянцы, дальше его сопровождает транспортная компания, затем в городе тепловые сети, дальше управляющие компании разводят непосредственно по домам.

– В итоге хозяина нет. Так же и с электроэнергией. Генерирующие компании одни. Сети – другие. Причем как нам вдалбливали в голову, что мы можем заключить договор с любой компанией. Где? Идет линия по улице, и с кем нам заключать договор?

Сейчас, как у Гоголя – Иван Иванович не смог договориться с Иваном Никифорович из-за ружьеца. Вот автостанция в Среднеуральске закрыта. Раньше там кондукторы и водители могли отдохнуть, чайку попить. Когда Ощепков был руководителем, все было нормально. Автопредприятие передали комбинату, и они в целях экономии отказались.

 

На развале

– Может быть, причина в изменившемся отношении к человеку?

– Что-то, по-моему, изменилось. Та власть была коммунистическая. Там тоже было немало бед, но такого не было. Когда пришла эта власть, то развалили всю промышленность. Я работал директором «Радуги». Сейчас ее нет. Началось все в 1989 году. Кто-то решил передать «Радугу» из легкой промышленности в местную. Я поехал в управление, спросил их о нашей дальнейшей судьбе, а местный руководитель ведомства не смог мне ничего ответить. В итоге предприятие развалили.

Опытный завод. Он был лучшим не только в области, но в стране. Когда Райков (бывший директор ПОЗа. – Примеч. авт.) ездил в Америку и докладывал там, какой чистоты мы получали европий, у них глаза на лоб вылезали. Они не могли подобного сделать. А сейчас что осталось? Один цех, и все. Я пришел на завод в 57 году. Поступил в котельную. Тогда там было 10 котлов ДКВР. Сейчас один или два.

А что творится в офисе энергосбыта? Там не продохнуть. И все люди приходят с квитанциями, в которых с них берут плату с ошибками. Сколько там стариков, старух! Да еще написано в квитанциях мелким шрифтом. Пожилые люди и прочитать-то не могут. В итоге платят почти все. А что делать? В суд у нас не принято обращаться, да и сколько на это времени уйдет?

– У нас культура другая. Мы не привыкли ходить в суд. Суд для нас крайняя мера, связанная чаще с криминалом.

– А это как у Некрасова, «У парадного подъезда»: «…и покуда я видеть их мог, с непокрытыми шли головами». Вот и у нас все так же идут. Не знаю, но все равно что-то делать надо.

 

Извечный вопрос: «Что делать?»

– А что делать? Вы же к нам пришли и сказали, что проживаете в городе с 1948 года. Вы были председателем исполкома Верхней Пышмы. Говорите, как вы считаете, что можно сделать? Давайте использовать ваш опыт.

– Когда началась эта революция бескровная, я был председателем исполкома, Вячеслав Сергеевич Сурганов был председателем Горсовета. Однажды нас вызвали в Белый дом. Провели с нами совещания и объявили, что необходима еще одна ветвь власти – президиум. Его решения имели рекомендательный характер. Я задал вопрос Росселю, для чего нужен этот орган, а он сказал, что задавал тот же вопрос Ельцину. Получил ответ, что это новое веяние такое. В итоге решили упразднить одну из ветвей власти. Упразднили исполкомы.

Важно, чтобы все работали. А сейчас ведь борьба идет только за оклады. На всех уровнях. Президент урезал им оклады на 10%. Я читаю в газетах, что сразу же стали замечать, что в их столовых цены увеличились. Как же они бедные при зарплате в 450 000 рублей питаться по таким ценам будут?

– Позвольте вам возразить, Иван Сергеевич. Я считаю, что они не за оклады воюют, а именно за «окормляющие» места. Они и за три рубля готовы работать, и кашу в столовой за сорок рублей кушать, лишь бы удержаться на «хлебном месте».

– Путин борется с коррупцией, но ему очень тяжело. Столько маленьких царьков по стране развелось. Вот губернатор Сахалина, скорее всего, отделается условным сроком.

Я одно время жил на квартире на улице Лермонтова. Хозяйку звали Мунира. У нее муж ушел на фронт. Она осталась с пятерыми детьми. Кормить было нечем. И она сделала дырку в подкладке пальто, и туда насыпала зерно для детей. Ее поймали и дали десять лет. Сейчас же за 18 миллионов дают условный срок.

Конечно, любая революция при смене формации несет с собой много плохих вещей. У нас-то точно капитализм с каким-то нечеловеческим лицом вышел. Но я думаю, что если мы не умрем, то жить будем.

– Мы в любых ситуациях выживем. Не первый раз.

 

Исполком

А теперь позвольте еще задать вам пару вопросов. С какими мыслями вы шли на работу в исполком?

– Тогда депутаты избрали председателем Совета Сурганова, и он начал подбирать себе кадры.

– Нас было избрано в Совет больше 120 человек. Выбирать было из кого.

– Я в то время был председателем профкома ПОЗа. У меня лежала больная жена, за ней нужен был уход. Но Вячеслав Сергеевич убедил меня согласиться на работу председателем исполкома. Я хотел работать с полной отдачей. На работу приходил в половине седьмого и сразу же звонил диспетчеру, узнавал о количестве автобусов, которые выйдут на линию.

Однажды на каком-то уровне было принято решение собрать в балтымском культурном комплексе представителей многодетных семей и выдать им по тридцать рублей. А что можно было купить на эти деньги даже в то время? Мне пришлось настаивать на увеличении этой суммы хотя бы до 150 рублей. Этих денег тогда было достаточно, чтобы купить школьную форму. К решению вопроса пришлось привлекать Вячеслава Сергеевича. Он поддержал меня.

Приходит как-то ко мне заместитель Анатолий Юрьевич Томиловских и говорит, что нашел компьютер и программу к нему за 217 тысяч рублей. Я подписал счет. Начальник финансового отдела Нина Ивановна Романова была возмущена такой огромной суммой. Для решения вновь пришлось привлекать Сурганова. Подобным образом решались многие вопросы.

Сейчас же в каждом кабинете не по одному компьютеру стоит.

– При этом вы обратили внимание на парадоксальность ситуации. Чиновников не убыло, а прибыло.

– Сейчас Путин пытается внедрить программу сокращения чиновников.

– Россия. У нас любое сокращение чиновников приводит в итоге к их увеличению.

– Умом Россию не понять. Да?

 

Хрущевки и строительство хозспособом

– Как вы считаете, лучше ли стали жить люди при капитализме? Много ли плюсов есть в такой жизни?

– Я вижу мало плюсов. Люди стали жадные, завистливые. Вы посмотрите на экране призывы: «Холодильник 28 тысяч – почти даром». А пенсии какие? Жилье. Все пятиэтажные дома в Восточном поселке построены опытным заводом хозспособом. Дирекция принимала решение о строительстве дома. Руководитель ехал в управление и подавал заявку на деньги. Квартира ваша, но вы должны были отработать какое-то число часов.

Все было фондируемое. И кирпич тоже. Мы договаривались с кирпичным заводом и посылали туда бригаду, допустим, на месяц. Люди отрабатывали, а после получали квартиры. А сколько было построено хрущевок? Люди из бараков туда переезжали. Они счастливы были. Хрущеву в этом отношении нужно отдать должное. Сколько он людей пересели. Один пересадил, а другой переселил.

– Но сейчас-то мы не так уж и плохо живем.

– Если сравнить с тем временем, когда были введены талоны на водку и спички, то живем неплохо.

Уже покидая расположение редакции, Иван Сергеевич остановился и произнес в наш адрес: «У меня к вам большая просьба: будьте здоровы!».

Кто же откажется от исполнения такого пожелания? В свою очередь мы пожелали нашему гостю того же здоровья и присутствия духа в это непростое время, в котором мы живем. Впрочем, было ли оно простым на протяжении всей нашей истории...

Встречи с людьми масштаба Ивана Сергеевича Никитина оставляют неизгладимый след в жизни любого человека. Есть чему поучиться у этого сильного человека. Есть с чего списать для себя примеры. «Если мы не умрем, то будем жить!» – этим многое сказано.

 

Подготовили Алексей ГЕРАСИМОВ (Ильин) и Ангелина СУББОТИНА

Последние новости
Авторизируйтесь на сайте чтобы ответить.
Опрос
Последние комментарии
Комментировать