Рейтинг@Mail.ru
Адрес редакции:
624090 Россия, Верхняя Пышма, Орджоникидзе, 24, вход с ул. Ленина (Успенский проспект)
График работы редакции:
пн-пт: 10:00 - 18:00
сб-вс: выходные дни

Контакты:
8 (343-68) 5-05-05,
8 (343-68) 5-30-10 50505@bk.ru govp@mail.ru

Подписаться на газету
«Час Пик»

ФИО

Телефон

E-mail

Комментарий


 
В ближайшее время мы свяжемся с вами.
Целая жизнь на страже экологии Среднеуральска19/09/2018

В 2018 году в Среднеуральске очистным сооружениям исполнится 64 года. Что они из себя представляют? И что там происходит интересного,неведомого глазу простых людей?

О внутренней жизни организации рассказывает Галина Устинова, бывший начальник очистных сооружений. Она проработала там 31 год –с 1983 по 2014-й. До этого она трудилась инженером наладчиком ПО «Уралэнергоцветмет» в Екатеринбурге. Но с 1978 года уже занималась наладкой очистных сооружений, обучала персонал, операторов, занималась организацией химлаборатории и составляла инструкции для персонала среднеуральских очистных.

–Такая ностальгия охватывает, когда вспоминаю годы работы, – делится моя собеседница. – Начинать карьеру на очистных мне было легче. Я уже ранее по роду своей предыдущей работы сотрудничала со всем руководством СУГРЭС: директором, главным инженером,начальником цеха. В те годыбыла большая связь между цехами, и нам помогали все подразделения.

Все первые годы работы мне очень помогало руководство цеха ТПК, в состав которого входил и наш участок. Начальником цеха долгие годы работал Ораст Васильевич Янишевский. Очень требовательный человек, умелый организатор, хороший хозяйственник. Он доверял специалистам, работающим руководителями участков, и чем мог помогал в решении многих вопросов. Я была единственной женщиной – начальником участка на оперативке в цехе ТПК, где собирались до 10–12 мужчин руководителей. И всегда чувствовала уважение, помощь, заботу от коллег. Очень большую помощь в ремонте и строительстве на очистных сооружениях оказывал заместитель начальника цеха Игорь Евгеньевич Пятлин. Он был отличный специалист, отзывчивый, с чувством юмора старший наставник. Тепло вспоминаю те времена и всех моих многочисленных коллег, с которыми работали в 80-е, 90-е и начале 2000-х годов. В рамках газеты сложно всех перечислить, объем статьи не позволяет. Знайте одно – всех помню добром!

Все временное – постоянное

–Изначально очистные сооружения создавались как временный вариант для города с небольшой производительностью. Было 4600 кубометров, потом увеличили до 6000 кубов в сутки. Это стало возможно после строительства биофильтров и изменений размеров дозирующих баков биофильтров. И, по нашим замерам, очистные могли принимать по 6, по 7, а в часы максимального притока и до 15 тысяч кубометров стоков.

Схема наших очистных очень простая. На первом этапе – грубая очистка. Решетки на 16 мм принимают на себя крупныймусор, бумагу, камни и т.д. Все это убирается крючками. Утилизируется в отдельные емкости.

Далее идут песколовки – они улавливают песок, которые сбрасывается на песковые карты.

Затем в первичных отстойниках происходит механическая очистка – осаждение тяжелой органической взвеси. Все оседает вниз и сбраживается, и далее эта масса в виде осадка – ила направляется на иловые поля. Эта выгрузка у нас проводится один раз в год летом. Осадки на площадках подсушиваются в естественном виде. И далее этот ил мы складировали на своей территории или увозили на удобрения. В первые годы многие даже на огороды возили.

Изначально в схеме было десять первичных остойников. Один из них по рационализаторскому предложению мы потом превратили в бак-усреднитель. Вода в течение суток из города поступала неравномерно и в часы максимального притока она запускалась в этот бак. А потом с помощью насосной станции в ночное время вода возвращалась в начало схемы. Это было очень важно для работы биофильтров.

Биологическая очистка производится на биофильтрах и вторичных отстойниках. Сами биофильтры – это железобетонные резервуары, наполненные щебнем двухметровой высоты. Сверху мелкие фракции, снизу крупные. Во время биоочистки происходит снижение показателей состава жидкости по многим параметрам. Технически выглядит так: оросители, как фонтанчики, выбрызгивают мелкие капли на щебенку и вода медленно проходит через двухметровый слой щебня, очищаясь благодаря микроорганизмам, которые там живут. Медленный процесс. Для жизнедеятельности микроорганизмов необходимо достаточное количество растворенного кислорода и температуры не ниже комнатной. Время работы загрузки по СНИПу 10 лет. Но мы его продлевали, промывая раз в неделю технической водой противотоком.

В хлораторной загрузка гипохлоритом кальция производится вручную, механизации нет. От станции нас тогда снабжали очень хорошо. Мы долгое время проводили опыты, чтобы узнать, какой объем средства использовать, чтобы выдавать нормативное значение остаточного хлора в воде – у нас была предельно допустимая концентрация, которую мы должны были выдавать на выходе. А это оказалось три бочки по 70 килограммов в сутки.

Потом, со временем химсредства мы получали все меньше и меньше. Он сам по себе дорогой, и, бывало, что даже из Китая привозили. Нынче многие очистные переходят на жидкий хлор или озон, ультрафиолет. Схема работает и по сегодняшний день, сколько нынче выдают гипохлорита, не знаю.

Осаждение биопленки и контакт с хлором происходит во вторичных отстойниках. До 90-х годов это был конец схемы, а потом построили станцию доочистки.

Стоки по двум коллекторам диаметром 300и 500 мм длиной три км направляются в Молебское болото, в приток реки Пышмы.

Все на стройку!

–Станция доочистки строилась как временное сооружение в 1990 году. СУГРЭС в то время платила большие штрафы за то, что мы сбрасывали ненормативные стоки по ПДК. В итоге было решено спасать положение методом народной стройки– участвовали все предприятия города. Каждому давали отдельный объект. Вот ЖБИ строило приямок, станция проводила установку оборудования, птицефабрика строила здание, остальные предприятия людей давали. И не забывайте, что сильную власть имела коммунистическая партия – она активно участвовала в нашей жизни. И мы с директором станцииБорисомИвановичем Лепинским раз в месяц ездили в Горком партии и отсчитывались о проведенной работе. Результат превзошел все ожидания. Такая станция была единственной на Урале. Особенность –вертикальные фильтры на канализационных стоках. В итоге концентрация взвешенных веществ и БПК 5 были даже ниже рекомендуемыхСНИПом.

Прошло 28 лет, и станция доочистки работает до сих пор.

Очистные живы благодаря коллективу

– Первые 10 лет приходилось быть и мастером, технологом, начальником лаборатории, которую, кстати, сама и создала, а еще сверху недолжностные нагрузки, например, председателя цехкома.Жизнь была очень даже нескучная. Но порядок на очистныхподдерживался железный. Внутренняя дисциплина без нареканий. Каждое рабочее место оснащалось вентиляцией, горячей водой, отоплением.Ремонты делались постоянно, капитальные, текущие… Графики никогда не нарушались. Весной и осеньюприходили специалисты из ПТО станциии осматривали здания. Персонал был обучен: экзамены сдавали каждый год. Даже пенсионерки знали устройство сооружений, как ониработают, технику безопасности,технику эксплуатации, а иначе не допускались к работе. Противоаварийную и противопожарную тренировкивсегда сдавали успешно.

Вот как могли, так и поддерживали наши очистные, выгружали, чистили, промывали, ремонтировали. Запахов раньше не было. Очистные пахнут, когда нет должной очистки, не хлорируются.

В 2004 году нас передали в администрацию. Золотые годы при станции закончились. Трудно стало с запчастями. Первые годы мы выезжали на своих запасах деталей, реагентов. Один раз был случай: нужно было проходить аттестацию лаборатории, а в самом кабинете невозможно – с потолка штукатурка падает. Пришлосьв красном уголке в бытовом корпусе ремонт сделать – сдали металлолом, купили краски, обои поклеили, там и провели…

Во многом благодарястараниям женщин-операторов,лаборантовочистным сооружениям удалось просуществоватьдовольноуспешнои проработать многие годы. Я работала и с молодежью, и с ветеранами, труд порой у нас был каторжный, но никто не отлынивал, а то и помогал коллегам. Именно человеческий фактор помогал очистнымфункционировать в данных условиях. Хочу отметить моих помощников – инженера по эксплуатацииОльгуЛеонидовнуМакарову, начальников химической лаборатории Майю Егоровну Тереньтеву, Маслову Анну Александровну и, конечно, нынешнегоначальника очистныхЮрия Геннадьевича Носова.

В настоящее время очистные, конечно, устарели и морально, и физически. И хочетсянадеяться, что скоро увидим новое, современное предприятие, обеспечивающее нормативную очистку стоков.

Айгуль САБИРОВА

Последние новости
Авторизируйтесь на сайте чтобы ответить.
Опрос
Последние комментарии
Комментировать