Рейтинг@Mail.ru
Адрес редакции:
624090 Россия, Верхняя Пышма, Орджоникидзе, 24, вход с ул. Ленина (Успенский проспект)
График работы редакции:
пн-пт: 10:00 - 18:00
сб-вс: выходные дни

Контакты:
8 (343-68) 5-05-05,
8 (343-68) 5-30-10 50505@bk.ru govp@mail.ru

Подписаться на газету
«Час Пик»

ФИО

Телефон

E-mail

Комментарий


 
В ближайшее время мы свяжемся с вами.
«Шевроле» и «Студебеккер» бабы Лены. Рассказ о жительнице поселка Крутой 91-летней Елена Федоровне Уткиной08/05/2014

О бабе Лене в поселке Крутом с лёгкой руки старосты пошла легенда, что она на фронте была снайпером и в прицел видела Гитлера. Все, кому рассказывают эту историю, непременно спрашивают: «Что же она не выстрелила в него?»

91-летняя Елена Федоровна Уткина в ответ лишь машет рукой и смеется над байкой. В войну оружие она держала только во время учений - на передовой стрелять не пришлось, но, тем не менее, в её жизни тоже была война, и началась она прежде, чем совсем молоденькая девушка попала на прифронтовую полосу.

Елена Федоровна родилась и до войны прожила на берегу великой казачьей реки. Её станица Константиновка, расположенная у самого Дона, казалась краше всех на свете.

В начале войны на фронт с хуторов ушли все мужчины, в том числе и отец Елены Федоровны. А в конце лета 41-го и в саму станицу пришла война. Молодые девчонки работали в поле, когда на Константиновку налетели вражеские самолеты. «Вернулись, увидели, что нашу хату разбомбили. Мы с семьей – мама, две сестры и младший брат, ютились у соседей», - вспоминает Елена Федоровна. С тех пор в станице начались черные дни, ребят один за другим начали призывать на фронт: «Брата моего 16-летним забрали, а он ещё мальчишка совсем, оружия в руках никогда не держал».

Потом станицу оккупировали, появились немецкие солдаты, правда, надолго не задерживались. «Немцы все «москау, москау», они на Москву все торопились. Девчонок увозили в Германию или еще куда... Как я осталась, не помню», - до сих пор удивляется баба Лена. Скорее тогда помог инстинкт самосохранения. Елена и еще несколько подруг выкопали себе окопы подальше от хуторов, и, как только слышали звук надвигающихся самолетов или приходила первая весть о том, что немцы идут, они огородами пробирались туда.

Просидеть в окопах пришлось недолго. В 1943 году 19-летнюю девчонку вместе с подругами призвали в армию, увезли на далекий хутор. «Выдали нам обмундирование - пилотка, гимнастерка, военные брюки, сапоги огромные да портянки для них, - рассказывает о первых днях боевой жизни баба Лена. - Были у меня косы длинные, так их обрезали почти что наголо».

Елену начали учить водить автомобили и стрелять. После короткого курса молодого бойца девушек зачислили в 67-й автополк. С тех пор началась настоящая служба. Из США в Россию переправляли автомобили «Студебеккер» и «Шевроле». На них девушки должны были по ночам доставлять боеприпасы к передовой. Несколько раз колонна попадала под бомбежку с воздуха. «Мы, как только летят самолеты, врассыпную на машинах», - вспоминает фронтовичка. «Не страшно было?» - спрашиваю. - «Нисколько не боялась бомбежки. Молодая была, смерти не страшилась».

Ближе к концу войны автополк направили в освобожденный Севастополь. Хрупкие девушки расчищали дороги. Потом Елену снова посадили за руль «Шевроле» «начальника возить», но долго она не продержалась: сбежала от начальства в автотранспортный цех, где работала токарем.

О тех страшных боевых годах у Елены Федоровны остались только удостоверение участника Великой Отечественной войны да водительские права. Кстати, в талоне водителя Донецкой (девичья фамилия бабы Лены) нет ни одного прокола. «Все, что я делала, старалась делать на совесть, хорошо», - говорит Елена Федоровна.

После войны все подруги Елены Федоровны вышли замуж, и лишь она «засиделась в девках». Долгое время стеснялась на улицу выходить: «У меня из одежды были только военные штаны и гимнастерка. Соседкам родители платьев и юбок в посылках отправили, а у меня все в бомбежке сгорело. Семья бедная, взять было неоткуда, я и не просила, - рассказывает Елена Федоровна. – Мне давали паек на заводе 400 граммов хлеба, я делила его пополам и часть откладывала. Потом пошла на вокзал, продала там хлеб, купила себе кофточку и юбку черненькую из штапеля. Года не проносила, юбка у меня порвалась».

Вскоре повстречалась девушка со своей любовью. Без долгих ухаживаний симпатичный морячок взял Елену замуж и увез к себе на родину в Ульяновскую область. Но там пришлось не сладко. Оказывается, у морячка была и гражданская жена, и дочь от этого незарегистрированного брака. Да и свекровь невестку-казачку невзлюбила. Елена написала слезное письмо сестре, которая к тому времени уже жила в Свердловской области. Та ответила: «Бросай все, приезжай к нам». Так Елена Федоровна оказалась на Урале. А вскоре здесь повстречала будущего супруга, с которым они вместе прожили уже 65 лет, правда, официально зарегистрировали брак лишь в 80-х годах прошлого столетия. «Некогда было свадьбы играть, работали все, да и жили мы между собой хорошо. Ни к чему нам был штамп в паспорте», - объясняет свою житейскую логику Елена Федоровна.

Смотришь на бабу Лену и удивляешься: без восьми лет уже век живет на свете, а все такая же хохотушка, такая же пластичная, как и в молодости. Сама с хозяйством справляется, сама готовит, на огороде пропалывает. Но в последнее время зрение стало подводить – возраст берет свое. Всегда в доме есть помощница - единственная дочь, которая живет неподалеку.

Семья, когда-то состоявшая всего из трех человек, постепенно разрастается, есть две внучки, правнук, а вскоре появится и праправнук. Елена Федоровна надеется, что ещё успеет понянчить малыша.

Последние новости
Авторизируйтесь на сайте чтобы ответить.
Опрос
Последние комментарии
Комментировать