Рейтинг@Mail.ru
Адрес редакции:
624090 Россия, Верхняя Пышма, Орджоникидзе, 24, вход с ул. Ленина (Успенский проспект)
График работы редакции:
пн-пт: 10:00 - 18:00
сб-вс: выходные дни

Контакты:
8 (343-68) 5-05-05,
8 (343-68) 5-30-10 50505@bk.ru govp@mail.ru

Подписаться на газету
«Час Пик»

ФИО

Телефон

E-mail

Комментарий


 
В ближайшее время мы свяжемся с вами.
Наша история: 100-летию со дня свершения чудовищной расправы посвящается. Часть №210/09/2018

Продолжение. Начало тут

Откуда взялся этот Соколов?

Такой вопрос после назначения Николая Алексеевича следователем по важному делу занимал всех тех, кто его знал по работе на новом месте. Средний рост, худоба, сутулость, изувеченный на охоте глаз, постоянные нервные движения руками, прикусывание усов, землистый цвет лица часто не внушали окружающим особого доверия. Вокруг было много не помощников, а недоброжелателей, которые содействовали всяческому подрыву успеха в следствии. Однако оно велось.

Масштабное следствие

Что касалось вопроса появления на руднике грузового автомобиля, то найти на него ответ для Н. А. Соколова большого труда не составило.

Все автомобили, отобранные большевиками, находились в гараже, который подчинялся Особому управлению. По показаниям работников гаража братьев Леоновых, грузовик был подогнан к зданию ЧК, где шофера прогнали, а автомобиль увели к дому инженера Ипатьева.

17 июля 1918 года в аптекарский магазин «Русское общество» Екатеринбурга явился служащий комиссариата снабжения и от имени областного комиссара Войкова предъявил письмо с требованием выдать без всякой задержки со склада пять пудов серной кислоты, а вечером того же дня было выдано еще и три кувшина японской серной кислоты. Всего выдано 11 пудов и 4 фута кислоты. Деньги за нее были уплачены магазину в сумме 196 рублей 50 копеек. Поздно вечером и днем 18 июля эта кислота в деревянных ящиках, обмотанных веревками, доставлена на рудник красноармейцами.

В дни оцепления на рудник в большом количестве доставлялся и бензин. Инженер Котенев, ехавший в Коптяки 18 июля, видел бочонок с бензином. Это был бочонок на 10–11 пудов. Доставку бензина на рудник видели и другие свидетели. Только грузовые автомобили теперь останавливались у переезда, до рудника бензин доставлялся на лошадях.

К проведению следствия на местности Николай Алексеевич Соколов приступить сразу после получения распоряжения адмирала А. В. Колчака не смог. Он получил это важное задание в феврале, когда в лесу возле Коптяков было много снега. Следователь начал с создания базы для ведения работы, сбора вещественных доказательств, опроса свидетелей, проведения экспертиз.

Осмотр местности проводился с 23 мая по 17 июня 1919 года, практически через год после совершенного убийства. Перед этим Н. А. Соколов пешком по старой Коптяковской дороге прошел 20 верст. После осмотра местности, проведения раскопок и допроса свидетелей следствие к середине июля пришлось приостановить: к руднику при Четырех Братьях подходили красные разведчики. Но основной вывод был сделан: Царская семья убита, трупы расчленены и сожжены при помощи керосина и серной кислоты.

Работая на месте, Н. А. Соколов открывал все новые и новые факты, свидетельствующие о несомненном жестоком убийстве. В короткие сроки и в очень тяжелых условиях удалось с честью выполнить задание, которое впоследствии самому следователю стоило жизни. Дело не попало в разряд обычных екатеринбургских убийств.

Сведения биографического характера

Для дальнейшего повествования следует обратиться к биографии Николая Алексеевича Соколова. Итак, следователь по делам об убийстве царской семьи родился в купеческой семье в Мокшане Пензенской губернии. В свое время закончил юридический факультет Харьковского университета.

В 1907 году стал судебным следователем в родном Мокшанском уезде. Было смутное время Первой русской революции, приходилось повседневно изучать много сложных дел, быть командированным в разные уезды. Знакомство с губернией и ее населением обогащало молодого работника бесценным опытом. Как молодого специалиста Н. А. Соколова уважали за честность, по-христиански доброе отношение к преступникам, стремление войти в их положение и понять мотивы преступления.

С детских лет любил бывать на охоте, привлекали лишения бродячей жизни. Постоянно развивал наблюдательность, учился терпению в достижении поставленной цели. Знание крестьянской души позволяло многого добиться в работе с людьми. Эта связь с крестьянами усилила его любовь к народу, достоинства и недостатки которого Николай Алексеевич хорошо знал и любил повторять: «Без Бога на небе и без Царя на земле России и русскому народу не жить».

Несмотря на молодость, в 1914 году он уже был назначен надворным советником, председателем Союза судебных следователей Пензенского окружного суда.

Далее последовали события Февральской революции и Октябрьского переворота, которые Н. А. Соколов принял как катастрофу. С болью узнал об отречении царя Николая II от престола. Негативное принятие революции вызвало нежелание служить новой и чуждой его убеждениям власти.

После названных событий сразу ушел со службы, сославшись на болезнь сердца. Все свои будущие надежды связывал с белогвардейским движением, ушел пешком в Сибирь. Пришлось скрываться от большевиков под видом бродяги.

В одном из сел оказался в избе человека, которого осудил за особо тяжкое преступление на длительный срок. Крестьянина из тюрьмы освободила новая власть, помня хорошее отношение к себе во время ведения следствия, тот не выдал Н. А. Соколова, позволил немного передохнуть, а в дорогу дал хлеба и шапку.

В ставке адмирала Колчака

Наконец трудными дорогами ему удалось добраться до Омска, где располагалась администрации главнокомандующего Белой армии Александра Васильевича Колчака. Там Николай Алексеевич предъявил свои рекомендательные письма. На основании этих документов был сразу назначен следователем по особо важным делам в Омский окружной суд.

По данным исследования биографии Н. А. Соколова, историк А. Н. Соболев делает вывод о том, что тот хорошо владел техникой следствия, был одержим в работе, мог «расшибиться в лепешку, выполняя задание», а также мог подсознательно додумывать результат.

Первая встреча с А. В. Колчаком состоялась 5 февраля 1919 года, а уже 7 февраля Николай Алексеевич начал труд по раскрытию убийства царской семьи. Высшей власти представлялось опасным оставлять это дело в категории обычных екатеринбургских дел по стратегическим соображениям, была также необходимость усилить меры по охране исторических документов.

А. В. Колчак доверил взять под контроль дело об убийстве высокопоставленных особ главнокомандующему Западным фронтом генерал-лейтенанту М. К. Дитерихсу. Именно он получил в Екатеринбурге подлинные материалы от следователя по важным делам Екатеринбургского окружного суда А. П. Наметкина и члена Екатеринбургского окружного суда И. А. Сергеева.

Трудный путь в Европу

После гибели А. В. Колчака Н. А. Соколову пришлось принять все меры для спасения добытых уникальных следственных материалов и улик. Помощь в доставке их за границу оказывал генерал-лейтенант М. К. Дитерихс. Однако из-за больших сложностей с отправкой документов по маршруту (Омск – Чита – Харбин и далее) из 50 ящиков до нужного места дошло только 29.

Самому же Николаю Алексеевичу пришлось снова носить лапти, армяк и котомку за спиной. А далее совершить почти кругосветное путешествие до Европы, где его никто не ждал. Однако тяжелые испытания и разочарования, отсутствие всяческой поддержки не помешали в раскрытии правды об убийстве царя и его семьи.

Упорно работая, следователь не знал ни сна, ни отдыха. Расследование продолжалось шесть лет, пять из которых пришлось трудиться, уже пребывая за границей.

Обычная смерть или загадочное убийство

На кладбище французского города Самбри есть скромная могила, на которой начертаны слова из Псалтыри – «Правда Твоя – правда вовеки!». В ней похоронен Николай Алексеевич Соколов, проводивший следствие по делу об убийстве царской семьи.

Историческим и духовным памятником Н. А. Соколову стал свод документов по расследованию этого дела. Он писал: «Я отнюдь не претендую на то, что мне известны все факты и через них вся истина, но до сего времени она мне известна более, чем кому-либо». Труд не был завершен, но железной логике этого следователя не могли противостоять другие «исследователи» гибели высоких особ.

Николай Алексеевич Соколов найден мертвым в саду дома, где жил. Ему было всего 42 года, причина ухода из жизни точно не установлена. Смерть, постигшая в результате болезни сердца, или тщательно спланированное убийство – остается загадкой. Возможность последнего Николай Алексеевич предполагал, еще только приступая к расследованию серьезного дела.

Незадолго до смерти (23 ноября 1924 года) Николай Алексеевич опубликовал некоторые материалы по убийству царской семьи, но следствие по делу не считал законченным.

Итог работы был подведен книгой Н. А. Соколова «Убийство царской семьи», которая напечатана за границей на русском и французском языках в 1925 году. В то время большая часть истинных событий, случившихся с семейством Романовых, была Н. А. Соколову уже известна. Однако французское и русское издания не были идентичны, что вызывало сразу некоторое недоразумение.

Эта книга является судебным расследованием, где использовались подлинные протоколы, показания свидетелей, результаты экспертиз и обысков. Н. А. Соколов считал, что в основе расследования должны лежать закон, совесть судьи и требования науки права. Он оберегал правду для будущих поколений, охранял ее от политических интриг и решился огласить ее от своего имени, но смерть нарушила его планы.

Александра КИЛИНА

(Окончание следует.)

Последние новости
Авторизируйтесь на сайте чтобы ответить.
Опрос
Последние комментарии
Комментировать