Рейтинг@Mail.ru
Адрес редакции:
624090 Россия, Верхняя Пышма, Орджоникидзе, 24, вход с ул. Ленина (Успенский проспект)
График работы редакции:
пн-пт: 10:00 - 18:00
сб-вс: выходные дни

Контакты:
8 (343-68) 5-05-05,
8 (343-68) 5-30-10 50505@bk.ru govp@mail.ru

Подписаться на газету
«Час Пик»

ФИО

Телефон

E-mail

Комментарий


 
В ближайшее время мы свяжемся с вами.
О поездке Владимира Маяковского на урочище Четырехбратское под Коптяками12/05/2016

О том, что известный советский поэт побывал на нашей территории, мы знаем из различных источников. Вживую же пообщаться со свидетелем этого события удалось только краеведу Виктору Ивановичу Гриневичу. На одной из областных конференций по охране памятников он познакомился с человеком, сопровождавшим Владимира Маяковского, то был Анатолий Иванович Парамонов.

Совершая в 1928 году поездку по молодому советскому государству, известный поэт Владимир Маяковский пробыл четыре дня в Свердловске. Это были дни его публичных выступлений в Деловом клубе. Здесь он познакомился с председателем Свердловского окружного исполкома Анатолием Ивановичем Парамоновым.

Поэт был поражен размахом строительства в городе жилых домов, прокладке трамвайных линий, водопровода и канализации. Владимир Маяковский добродушно чертыхался: «Черт знает что такое, не город, а строительная площадка». Отметил эти преобразования в стихотворении «Екатеринбург-Свердловск»:

У нас

на глазах

городище родится

из воли Урала,

труда

и энергии.

Поэт спросил тогда председателя горсовета: «Что представляет собою ваш город?». Парамонов ответил: «Ничего не представляет. Все, что увидели, – вчерашний день. Для города главное – его завтра». Так они разговорились, беседа увлекла обоих, знакомство захотелось продолжить.

Анатолий Иванович пригласил поэта к себе в гости в Дом Старых большевиков по улице Малышева. Сказал, что недавно был на охоте и убил медведя. Так вот он попросит жену испечь пирожки с медвежатиной. Маяковский не поверил в охотничьи способности собеседника до тех пор, пока ему не была представлена шкура недавно убитого зверя.

Поэта интересовало революционное прошлое города. Несмотря на то, что А. И. Парамонов в июле 1918 года был на фронте, о последних днях династии Романовых знал хорошо. Он побывал под Коптяками, где трупы царских особ после расстрела были сожжены. Чтобы как следует запомнить это место, предусмотрительно сделал ножом зарубки на березках.

Владимир Маяковский выразил желание: «Хорошо бы туда съездить». После этой просьбы стал настаивать на своем. И вот морозным зимним утром воскресенья 29 января к гостинице по улице Малышева, 56 подали пару лошадей, заказанных заранее в облисполкоме Парамоновым. Впереди ждал нелегкий путь.

Проехали ВИЗ, далее направились в сторону Шувакиша. За городом стояла снежная целина. По Старой Коптяковской дороге к Четырехбратскому урочищу тогда уже никто не ездил.

После бурных событий прошло десять лет, и А. И. Парамонов уже собирался в городе отметить дату расправы над царем. Предполагал заказать художникам картину «Расстрел Романовых». Однако рассказав о своей идее И. В. Сталину, председатель горсовета одобрения не получил. Иосиф Сталин ответил: «Ни в коем случае, ни в коем случае это делать не следует».

Тайна была прочно скрыта от людей в урочище (любой местности, отличающейся от остальных участков). Примерно в четырех с половиной верстах от Коптяков у самой дороги сохранились два старых сосновых пня. По преданию от них росли четыре сосны. В народе стали называть это место Четыре Брата. Вскоре все урочище стало Четырехбратским. Здесь имелся старый рудник, он был давно заброшен, но сохранилась одна шахта. Особенность местности была в том, что рудник закрыт от постороннего глаза, это и понравилось чекистам.

Нужно сказать еще немного о названии дороги и ее происхождении. В 1804 году мещанин из Екатеринбурга Николай Коптяев предложил администрации Верх-Исетского завода взаимовыгодный контракт: ему разрешили поселиться на южном берегу Исетского озера, а он организовал производство древесного угля. Так Н. Коптяев стал распорядителем края, а дорогу от завода назвали его именем.

Она шла сначала лугами, а затем лесом. В 9 верстах от деревни ее пересекала «горнозаводская линия» железной дороги. В полуверсте от переезда располагалось место, называемое Лог. Вот как описал это место следователь Соколов, занимающийся расследованием убийства семьи Романовых. «При выходе к нему (Логу) уровень дороги сильно понижается. Сам Лог представляет собой лесное сенокосное болото, покрытое местами небольшими кочками с водой. Дойдя до этого Лога, дорога сворачивает в сторону и, обходя болото, идет по опушке леса. В расстоянии 414 шагов от переезда на полотне дороги набросан мостик».

До нужного места А. И. Парамонову и В. В. Маяковскому пришлось идти пешком, а в дохе и пимах это было нелегко. Шли по волчьим следам, покружить пришлось немного, но березки с отметинами нашлись. Анатолий Иванович, наконец, пимами разгреб снег и нашел уголь. Сказал: «Значит, здесь». Увиденное произвело на поэта большое впечатление. В. Маяковский, казалось, долго не мог прийти в себя, молча стоял и думал о чем-то.

Результатом увиденного и испытанного поэтом в тот день стало стихотворение «Император», где не забыта и личность Парамонова:

Шесть пудов

                        (для веса ровного),

Будто правит

            Кедров он полком

Снег хрустит под Парамоновым

Председателем исполкома.

Анатолий Иванович Парамонов был в действительности очень интересной личностью. Он родился в 1891 году в Березовском заводе Пермской области. В юности увлекся революционной романтикой. В 1907 году стал членом партии большевиков. Подвергался арестам, прошел Гражданскую войну, был контужен, занимал высокие должности. Беспрекословно выполнял указания партии. Об этом говорит такой факт.

С июля 1921 года А. И. Парамонов ушел с должности, так как началась переброска ответственных работников к станку и плугу. Работал токарем железнодорожных мастерских в Екатеринбурге. Никогда не сожалел об этом. Далее был снова направлен на ответственную работу в Челябинск. Арестован в 1936 году как враг народа, освобожден только в 1954 году.

Познал взлеты и падения с высоких государственных постов, исключение и восстановление в партии, лагеря, реабилитацию. За большие заслуги имел персональную пенсию всесоюзного значения. Будучи на пенсии, вел большую общественную работу.

Неоднократно делился с молодежью своими воспоминаниями о поездке с Владимиром Маяковским на Четырехбратское урочище, вспоминая стихотворение «Император», где есть слова: «У корня под кедром дорога, а в ней император зарыт».

Эти строки много лет спустя стали подсказкой в раскрытии тайны гибели царской семьи доктору геолого-минералогических наук Александру Авдонину. Он задался целью найти загадочное место и установить достоверность факта. Никакого кедра, конечно, в тех местах нет. Есть всего-навсего поэтический прием и упомянутый выше следователем Соколовым мостик.  

Этот-то мостик в Поросенковом Логу и помог раскрыть тайну. Именно здесь застряла машина чекистов с трупами, уже возвращающимися с рудника, где сожжение тел не представлялось возможным, поскольку Ермакова узнал житель деревни Коптяки, став невольным свидетелем преступления.

Сегодня на этом месте установлен скромный «Мемориал Дома Романовых». Вход в него выполнен в виде высоких ворот с резьбой в старорусском стиле. Далее установлен крест и гранитные плиты с поясняющим текстом.

Александра КИЛИНА

Последние новости
Авторизируйтесь на сайте чтобы ответить.
Опрос
Последние комментарии
Комментировать